Новосибирский дневник (записки командированного)

Опубликовано: 22.08.2018

видео Новосибирский дневник (записки командированного)

НОВОСИБИРСК#8КУРСЕ "Школьный хакер"! 2 года тюрьмы за дневник??

Максим Буянов

14 мая 1997 г.

       В 18.05 (это очень важно) я вышел из дома. Было 25 градусов тепла, чувствовалось, что вот-вот должна разразиться гроза или по крайней мере дождь. И он не заставил себя ждать. Не успел я дойти до метро, как упали первые крупные капли. В метро тоже была страшная духота и пока доехал до "Речного вокзала" - весь взмок.



       Ровно в 20.00, как договорились, прибыл в Шереметьево-1. Меня сразу же нашла Наталья, которая слонялась здесь уже полчаса. Выяснилось, что она, как и я, узнала о том, что едет в командировку только позавчера. Мы начали ждать Сашу - главу нашей делегации. Он появился в аэровокзале только в 20.15. Я уже поднял было руку, чтобы показать, где мы находимся, но мстительная Наталья меня остановила:


В Новосибирске начался суд над школьником подделывавшем оценки в электронном дневнике

       - Не будем к нему подходить, пусть поищет. Смотри, на улицу искать пошел.

       Через пять минут Саша все-таки нас заметил и мы через служебный вход по своим пропускам пошли регистрироваться. Наталья поделилась информацией о погоде в Новосибирске. По ее сведениям там должно быть не больше 12 градусов тепла. Александр начал уверять ее, что будет 16-18 градусов.


В Новосибирске судят школьника, исправившего оценки в электронном дневнике

       Мы прошли спецконтроль и взвесили багаж, хотя и на глаз было видно, что если сложить вместе все наши сумки, то и тогда не наберется 20 килограммов. Зарегистрировавшись, мы поднялись на второй этаж, где в большое - во всю стену - окно виднелось летное поле с самолетами.

       Через несколько минут все пассажиры пошли к выходу и мы тоже пристроились в конце очереди. Было ужасно душно и, несмотря на запрещающие надписи накурено.

       В 20.40 у нас еще раз проверили билеты и выпустили на летное поле. Там уже ждал новенький автобус с эмблемой аэропорта Шереметьево. Мы вместе со всеми втиснулись в него и за пять минут, объехав по периметру весь аэродром, подрулили к нашему самолету - старому доброму Ил-62М. После душного аэровокзала на поле было свежо и приятно.

       Бортпроводница пригласила на посадку пассажиров бизнес-класса и мы первыми поднялись на борт. Мы удобно разместились в маленьком салоне на двенадцать мест и нам тотчас же подали прохладительные напитки. Мы с Натальей уселись в последнем ряду, а Саша - впереди нас рядом с какой-то девушкой, которую сразу начал обкуривать.

       Закрылись двери и мы потихоньку начали рулить. Снова объехали весь аэропорт от Шереметьево-1 через ГосНИИ ГА почти до Шереметьево-2. Почему-то заложило уши, хотя мы еще не оторвались от земли. В 21.20 взлетели и сразу оказались в облаках. Когда мы их наконец пробили и вырвались на простор, то оказалось, что уже темнеет.

       Около 22.00 принесли корм. На выбор предлагались: мясо, рыба и куриная котлета. Все остальное составляло стандартный набор: рис с тушеной морковкой и цветной капустой на гарнир, салат, помидор, ветчина, кусочек холодной курицы, хлеб, масло, сыр, пирожное, кофе. Причем все подали одновременно на одном большом подносе, что не очень удобно.

       Мы с Натальей выбрали котлеты. По части выпивки вкусы у всех оказались разные: я, кроме апельсинового сока, заказал белое сухое вино, Наталья - коньяк, Саша - водку, причем немедленно этой водкой облил свою ранее обкуренную соседку.

       Мы чокнулись за успех нашего безнадежного дела и принялись есть. Саше поговорить было не с кем, так как его соседка хранила ледяное молчание, а мы с Натальей говорили без перерыва, и что странно - все о работе. В середине ужина Саша повернулся к нам и спросил у Натальи:

       - У тебя коньяк еще остался?

       Она кивнула.

       - Подними. - Попросил Саша.

       Мы подумали, что он предлагает выпить и протянули свои стаканы, чтобы чокнуться. Но оказалось, что у Саши была откинута спинка кресла и он просто хотел поставить ее вертикально и боялся, что из-за этого на столике Натальи расплескается коньяк. Но раз уж мы держали стаканы в руках, то все равно выпили.

       К этому времени уже совершенно стемнело. В заключение ужина самолет начало сильно болтать, так что даже на столиках расплескался кофе из чашек.

       Наконец все поели, посуду убрали и в 23.00 выключили общий свет. Мы с Натальей сделали попытку заснуть, а Саша сидел с калькулятором за какими-то расчетами. Через полчаса он зачехлил инструмент и встал. Наталья уже дремала. Проходя мимо нас Саша наклонился ко мне и предложил:

       - Пойдем, выпьем коньяка и поговорим.

       Мы прошли на камбуз и Саша, поймав за руку кого-то из членов экипажа, начал выпытывать, какие в Новосибирске проблемы с обслуживанием самолетов. Тем временем стюардесса принесла нам коньяк и кофе. Пойманый член оказался не совсем нормальным бортрадистом. Когда мы начали задавать вопросы, он поначалу утверждал, что никаких проблем нет, но, слово за слово, мы из него кое-что вытянули. Оказалось, что представитель "Аэрофлота" к рейсу не является; к самолетам, совершающим техническую посадку подаются автобусы, хотя пассажиры не покидают борт; бывает, что человек с флажками заманивает самолет на стоянку в такой тупик, из которого его можно выкатить только тягачом за дополнительную оплату.

       Попутно мы получили много другой информации, в частности о том, что наш собеседник является ветераном ангольской войны. В одном из вылетов ему отстрелили ракетой стойку шасси, видимо с тех пор он стал таким нервным. Он горячился, разговаривая на волнующие его аэрофлотовские темы, кричал, хлопал себя по ляжкам, бил в грудь, махал руками, как мельница и брызгал слюной, так что мне даже стало не по себе от такой компании. К счастью его скоро вызвали в пилотскую кабину и мы с Сашей смогли поговорить спокойно. Обсудили, что необходимо сделать, выпили коньяка, кофе и минералки и вернулись на свои места.

15 мая 1997 г.
       В 0.10 в иллюминатор слева по борту я заметил, что небо начинает светлеть. Справа по-прежнему была тьма. Спать уже не имело смысла и я, впрочем без особого интереса, перелистывал бортовой рекламный журнал.

       В 0.40 объявили снижение и включили свет. Пассажиры проснулись и зашевелились, разминая затекшие спины и ноги. Когда передали сводку погоды и выяснилось, что в Новосибирске в этот момент минус один градус, Саша начал разворачивать плащ. Наталья тотчас начала стучать ему в спинку кресла со словами:

       - Что это вы плащик достаете? Вы же гарантировали 16-18 градусов!

       - Глухота развивается внезапно. - Прокомментировал я, когда стало ясно, что Саша никак не хочет реагировать на подколку.

       Впрочем, у Натальи тоже была куртка, которую она незамедлительно одела. У меня был джемпер, который я мог одеть под пиджак, но мне лень было лезть в сумку и я решил, что и так не замерзну.

       Ровно в 4.00 по местному времени мы сели в аэропорту Толмачево. Пока мы катились по полосе я отстегнулся (как оказалось слишком рано) и встал, чтобы помочь Наталье добраться до ее сумки. В этот момент самолет тряхнуло на каком-то ухабе, он резко затормозил и я повалился на бедную соседку Саши, ударив ее откидывающейся спинкой кресла. После этого она наконец разговорилась. Оказалось, что она занимается бизнесом и часто летает из Новосибирска в Москву и обратно. До сих пор она летала авиакомпанией "Трансаэро" и "Аэрофлотом" летит впервые. Мы ожидали, что после того, как мы ее обкурили, облили водкой и ударили спинкой кресла, она скажет, что ноги ее больше не будет на самолете "Аэрофлота". Но оказалось, что она в полном восторге от полета. При одинаковом уровне сервиса старенький, но комфортабельный Ил-62 понравился ей гораздо больше эксплуатируемого на этой линии трансаэровского тесного и холодного "боинга".

       Мы спустились по трапу на бетонку летного поля. Нас ожидал помощник представителя нашей фирмы, тезка нашего руководителя делегации, и "рафик" с водителем. Мы поехали в гостиницу. Постепенно начало светать. Мы проехали по пустынным неосвещенным улицам, перевалили через Обь и в 4.40 были у гостиницы. Причем на вывеске под русским названием "ГОСТИНИЦА ОБЬ" мы прочли английский перевод "HOTEL OB", что в свете рекламной кампании по телевидению одноименных женских гигиенических тампонов нас очень позабавило.

       Мы разбудили портье, зарегистрировались и разошлись по номерам, чтобы немного отдохнуть. Я также хотел нахоляву помыться, так как дома у нас отключили горячую воду. Поселили нас в одноместных номерах с телефоном, холодильником и телевизором. Из моего окна открывался вид на реку с катерами и какую-то стройку.

       Новосибирск был основан в 1893 году, как поселок Гусевка. Городом он стал после того, как через него прошла железная дорога. С 1903 по 1925 годы город носил название Новониколаевск. В настоящее время Новосибирск является самым молодым в нашей стране городом-миллионером - в нем проживает около полутора миллионов человек. С 1986 года в Новосибирске действует метро, которое я, если получится, намеревался осмотреть, а заодно добыть на память жетончик.

       Надежды помыться рухнули, когда я открыл кран. Он плюнул в раковину темно-коричневой струйкой. Минут через пять вода приобрела свою естественную прозрачность, но так и осталась холодной. Отопление тоже было отключено. Я почистил зубы, умылся и залег в кровать писать дневник. В 6.00 я закончил записывать основные события дня и решил немного поспать.

       Но по-настоящему заснуть мне так и не удалось. Все ворочался и смотрел на часы. К тому же подушка пахла какой-то плесенью. В 8.15 пошел дождь и через двадцать минут я не выдержал и встал.

       Умылся, включил телевизор и стал ждать. В 9.15 ко мне зашел Саша. Мы постучались к Наталье, но она сказала, что будет готова только через четверть часа. Мы спустились на первый этаж и прошли в ресторан. Там было мрачно и пусто. Мы заказали яичницу, салат, сок и кофе. К этому времени пришла Наталья и мы позавтракали.

       В 10.30 мы поднялись к себе, забрали бумаги и встретились внизу. За нами приехал сам представитель Игорь. Дождь усилился, но потеплело до плюс четырнадцати. Мы поехали в офис. Там я сразу занялся просмотром счетов за обслуживание. Через 15 минут по звонку Игоря явились какие-то люди и в его кабинете закипели жаркие споры по коммерческим правам, тарифной политике и другим вопросам.

       В 13.00 представитель фирмы-заказчика предложил перекусить. Мы бросили все дела и вышли в коридор. Я на минуту отлучился в туалет, а когда вышел, никого уже не было не только в офисе, но и на улице.

       Я в растерянности простоял минут пять, пока за мной не пришел помощник представителя, который при перекличке меня не досчитался. Он сопроводил меня в ресторан, который находился на другой стороне улицы. Мы впятером и двое директоров турфирм расселись за столом в небольшом зальчике на втором этаже.

       В течение обеда нам были поданы: овощное и мясное ассорти, на содержании которых нет смысла останавливаться подробно; рыбное ассорти, состоявшее из красной рыбы, фаршированых черной икрой яиц и нарезаных небольшими ломтиками лобстеров; салат с печенью трески; бульон с пельменями; мясо по-сибирски в грибном соусе. Пили мы местную фирменную водку "Сибирская тройка", сок, минералку, а в конце обеда кофе.

       В 15.00 мы вернулись в офис и снова приступили к работе. В 19.30, когда рядовые сотрудники представительства давно ушли на покой, мы наконец покончили с делами.

       Игорь собрал нас в своем кабинете за бутылкой коньяка и начался долгий нудный спор на профессиональную тему. Игорь позвонил кому-то и попросил организовать для нас баню, так как мы не смогли помыться в гостинице. Пока мы ждали ответа, все рассказывали байки из своей жизни. Особенно мне понравилась история о том, как в семидесятых годах наши люди в Арабских Эмиратах умудрялись брать напрокат автомобили по комсомольским билетам вместо водительских прав.

       Скоро пришел представитель "Внуковских авиалиний", однофамилец Игоря, и они долго рассказывали о разных путаницах в связи со своими фамилиями. Потом выяснилось, что по техническим причинам в баню мы можем пойти только в 22.00. Мы решили, что обойдемся. В 20.00, допив коньяк, мы поехали в гостиницу. Из всех достопримечательностей Новосибирска я видел только часовню на одной из площадей, установленную в точке географического центра России.

       Через полчаса мы были на месте. Бросили вещи и спустились в холл. В 21.00 мы впятером отправились в ночной клуб "7.40" на первом этаже гостиницы, где утром завтракали. Теперь он преобразился. Играла приятная музыка, горели синие флуоресцентные лампы, в свете которых белые скатерти, воротнички и манжеты наших рубашек, казалось светились сами по себе, перемигивались цветные прожекторы.

       Мы уселись за столик и к нам сейчас же подошла очень вежливая и внимательная официантка. Не то что утром, когда за завтраком состоялся примерно такой диалог:

       - Что будете заказывать? - Полное отсутствие интереса в глазах.

       - А что вы можете нам предложить?

       - Меню перед вами. - Скука в голосе.

       - Вот тут написано: "овощной салат" и "овощной коктейль". Чем они отличаются?

       - Салат - это салат, а коктейль - это коктейль.

       - А все же?

       - Ну, в салате овощи порезаны...

       - А в коктейле нет?

       - Что будете заказывать? - Голос повышен, нервы на пределе.

       Теперь же официантка из кожи лезла вон, чтобы что-нибудь нам предложить и посоветовать. Весь дальнейший вечер у нас прошел под девизом Игоря: "Все пропьем, но фирму не опозорим!"

       Мы начали с пива "Туборг". Потом Игорь заказал сок и бутылку уже опробованной нами водки, а также пельмени по-сибирски с грибами в горшочках, очень вкусные. Магнитофон выключили и на сцене начала петь певица. Программа началась с исполнения мелодии "7.40". Нам принесли фрукты и еще пива. Потом фирменный коктейль. От всего съеденного и выпитого мой живот уже напоминал большой арбуз.

       Помощник Игоря быстро надирался. Вскоре у него открылся "пунктик". Оказывается, он тоже ветеран какой-то африканской войны. Негры чуть не отрезали ему голову и он все показывал мне шрам на шее в том месте, где ее пришивали. Игорь болтал без умолку, но все об одном и том же: какой он хороший и сколько денег принес фирме его проект в Новосибирске. У Натальи на этот счет было другое мнение, но спорить она уже не могла.

       Мы выпили кофе и продолжали пить водку и пиво. В животе у меня образовался уже такой "ерш", от которого в другом месте я давно бы отбросил коньки, но здесь почему-то чувствовал себя хорошо.

       В 23.00 помощник не выдержал и ушел освежиться. Мы продолжали трепаться под оглушительную музыку и мерцание огней и пить рюмку за рюмкой. Нам захотелось мороженого, но его не было и мы выпили еще кофе, так как поняли, что сегодня нам поспать снова не придется.
16 мая 1997 г.
       В 0.05 началась программа кабаре. Вышли полуобнаженные девицы в плащах и киверах и топтались на сцене, задирая ноги. Потом было несколько сольных выступлений танцовщиц и наконец стриптиз. Одна дама была вполне профессиональна, ее выступление мне понравилось. Другая же попрыгав под музыку по сцене с зонтиком затем спустилась в зал и принялась сотрясать частями своего тела у столиков посетителей. Посетители потихоньку выпадали в осадок.

       В 0.45 не выдержал и ушел к себе спать Саша. А несколькими минутами позже вернулся помощник. К этому времени две бедные замученные девицы с вуалевыми перьями в попах по третьему разу по просьбе лесорубов из Новокузнецка исполняли номер под названием "Райские птицы".

       Помощник тоже захотел что-нибудь заказать для нас. Он ничуть не протрезвел. Он попросил что-нибудь из "Битлз", но официантка сказала, что у них нет таких пластинок. Тогда отчаявшись получить душевное удовлетворение он попросил еще раз исполнить "7.40".

       В 1.30, выпив, наверное, по четвертой чашке кофе, мы выдохлись и вместе с Натальей и Игорем вышли в холл, оставив помощника расплачиваться по счетам. Выходя мы услышали объявление о том, что исполняется полюбившаяся гостям из Москвы песня "Ой цветет калина".

       Мы еще немного потрепались в холле и в 2.00 поднялись к себе на этаж, а хорошенький Игорь пошел обратно в бар, так как уезжать домой ему не было смысла. В 4.00 мы должны были встретиться снова, чтобы ехать в аэропорт.

       Я умылся, побрился, почистил зубы. Открыл окно, чтобы проветриться и включил телевизор. В 2.30 зашла Наталья. Мы еще раз перебрали все бумаги и обсудили, что необходимо сделать по возвращении в Москву. В 3.00 все программы прекратили работу и я выключил телевизор. Минут через десять Наталья ушла к себе, чтобы хоть немного отдохнуть перед полетом. Я сел писать дневник.

       В 4.00 позвонил Саша. Я сразу же вышел в коридор и постучал в дверь номера Натальи, чтобы ее разбудить, если уснула. Она не спала и в 4.05 мы были в коридоре уже вдвоем. Через пять минут выползло наше чудо в перьях - глава делегации. Сон не пошел ему на пользу и выглядел он плачевно.

       В 4.15 мы уже были внизу и сдали ключи. Ни представителя, ни его помощника нигде не было. Видимо они продолжили вечер до победного конца, да так где-нибудь в уголке и прикорнули.

       В 4.20 за нами приехал "рафик" и пожилой шофер дядя Ваня повез нас в аэропорт. Эта ночь была гораздо теплее вчерашней - плюс восемь градусов. Через весь город проехали, как и накануне - почти в полной темноте.

       Через полчаса были в аэропорту. Пока Саша регистрировал нас и получал посадочные талоны, я сбегал к ближайшему киоску и купил на память схему города, который в натуре так и не видел.

       В 5.00 мы прошли досмотр и оказались в зале для пассажиров бизнес-класса. Нам предложили кофе и чай, но в нас с Натальей ничего уже не лезло. Саша выпил чаю и ему немного полегчало.

       В 5.25 мы вышли на летное поле и снова сели в "рафик" дяди Вани. Он покатал нас туда-обратно по перрону и потом подвез к нашему Ил-62. Саша достал из-за кресла позвякивающий пакет, мы попрощались с дядей Ваней и поднялись на борт. Одновременно на общем автобусе привезли и других пассажиров. В сумке оказался прощальный презент от представителя - три бутылки полюбившейся нам водки "Сибирская тройка" и три бутылки бальзама "Сибирь".

       В 6.10 взлетели. Когда пробили облака, весь самолет осветился солнцем. Мы сели вдвоем с Сашей, а Наталью устроили по другую сторону прохода рядом с единственным свободным местом в салоне бизнес-класса. Как только стало можно отстегнуть ремни, она подняв подлокотник улеглась спать на двух креслах.

       В 6.55 принесли еду: красную рыбу и крабовые палочки; салат; тушеное мясо с морковью, цветной капустой и макаронами; пирожное и кофе. Пока я боролся со сном, Саша заказал для нас водку и кока-колу. В 7.20, сделав большой крюк к северу, пролетели над славным городом Ханты-Мансийском. Закончив завтракать я впал в легкую дрему, но по-настоящему так и не уснул.

       В 9.45 объявили, что мы заходим на посадку. Мы нырнули в облака, но что-то с посадкой не ладилось. Мы то выходили из облаков и был виден аэродром, то снова забирались вверх. Мы сделали над аэродромом два круга и только с третьей попытки в 7.25 по московскому времени сели.

       Москва встретила нас теплом - плюс восемнадцать. Уже в 7.45 мы вышли из аэропорта. Наталье нужно было ехать в сторону Лобни и мы с ней попрощались. Сашу встречала машина и он предложил поехать с ним. Он подбросил меня до метро "Динамо".

       Дома я был в 9.05. Таким образом вся моя командировка заняла от выхода из дома до возвращения ровно 39 часов, а в самом Новосибирске я был 26 часов. И что самое прискорбное, начинались уже третьи бессонные сутки.

       Уже дома, около 12.00, просматривая новости по телевизору я узнал, что 15 мая в 11.20 по местному времени в Новосибирске на заводе по переработке урана произошел выброс радиации. Все люди, находившиеся на территории завода, и те, кто принимал участие в ликвидации аварии, получили годовую дозу облучения. Насколько далеко зона облучения распространилась за пределы завода сказано не было. Мы в это время сидели в офисе нашей фирмы. Где и как далеко от нас находился завод мне тоже неизвестно. Кстати, это сообщение было единственным. Ни в вечерних выпусках новостей по радио и телевидению, ни в газетах на следующий день я никакой информации об этой аварии не нашел.

Новости

Походы по Украине

Когда я езжу в отпуск в новые страны, очень хочу погрузиться полностью в атмосферу и природу именно этой незнакомой страны.

Безусловно, все туристические места прекрасны, но вытоптаны толпами

Алтайские каникулы
Наши партнеры           Наш адрес: 656008, Алтайский край, г.Барнаул, ул. Гоголя, 183 Email: [email protected]; [email protected] Телефон/факс: (3852) 29-98-98

Клиника Элиша
Контакты клиники Высокий профессионализм врачей и комфорт для пациентов Зная о высочайшем уровне развития израильской медицины, ежегодно в страну за качественной медицинской помощью едут тысячи туристов

Новости и статьи
Камчатский туроператор "IST Travel" презентует новый проект по развитию экологического туризма на Командорских островах! Выступив инициатором организации регулярной пассажирской перевозки между Камчаткой

Недвижимость в Болгарии. Приобретение недвижимости в Болгарии
      Болгария – одна из самых экологически чистых и благоприятных стран для проживания, с множеством морских и горнолыжных курортов, целебных источников, бальнеологических санаториев

Роль пейзажа в повести Тургенева "Ася" (город З.)
Нельзя не заметить, какие восхитительные пейзажи, включая городские, создает Тургенев в "Асе". (Их зрительное воссоздание необыкновенно хорошо удалось и в одноименном фильме И. Хейфица, который мы можем

Грузоперевозки из Китая в Барнаул
«Единый центр перевозки грузов» предоставляет услуги по доставке грузов из Китая в Барнаул. Компания выполняет регулярные международные перевозки и предоставляет полный спектр транспортно-логисчтических

Рак мочевого пузыря в немецких клиниках
Эндо-урологический центр клиники «Мемориал-Шишли» —  один из 15 центров в мире, где практикуют уникальную операцию — создание нового мочевого пузыря из кишки пациента взамен удаленного при

Заклепка тяговая
Несмотря на  почтенный возраст такого инструмента, как топор, возникшего на  заре цивилизации, по  своей востребованности он  все также остается вне конкуренции в  качестве незаменимого

Вакуумные колбасные шприцы КОМПО
Механическое воздействие на мясное сырье для придания ему необходимых формы и размеров называют формованием. Эта тех­нологическая операция является одной из основных при произ­водстве колбасных и кулинарных

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить